Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Воображение художника


Автор: Leonadro Vo. | 29 Янв 2015

А таких условий, которые обязательно должны совпадать, чтобы написанный этюд помогал вам облечь в плоть и кровь задуманный образ, очень много, и потому написать нужный этюд с нужного, то есть подходящего, человека в соответствующей обстановке, при определенном освещении очень трудно. Не написать трудно, а организовать работу. А там уж предстоят, само собой, и трудности написания этюда.

В своей книге «Образы Индии» я много места уделил описанию этих трудностей. Женщину с ребенком и ношей на голове для картины «В пути» я тщетно добивался написать почти три месяца, и только незадолго до отъезда из Индии мне ценою больших усилий удалось это сделать. Да и то в процессе сорокапятиминутного сеанса несколько раз работа была под угрозой срыва и нужно было яростно бороться за нее. Но не только в далекой Индии, в новой, незнакомой обстановке, в условиях страшного перенаселения городских улиц, без знания языка, а и у себя дома, в обычных и привычных условиях работы, это почти так же трудно бывает, когда действительно хочешь сделать не вообще какой-нибудь этюд, а именно такой, какой нужен для картины, то есть отвечающий во всем ее замыслу.
Расскажу в качестве примера, как я в 1948 году в Киргизии писал этюды белой лошади для картины «Вечер». Задумал я картину, в которой, освещенные последними лучами солнца, через хлебное поле едут на белой лошади двое колхозных ребят, брат и сестра. После того как я в эскизах окончательно решил композицию вещи, положение действующих лиц и прочее, мне нужно было написать с натуры этюды детей, лошади и вечернего поля. В течение месяца удалось сделать несколько этюдов ребят и пейзажа, но лошадь никак не удавалось «организовать»: все попадались гнедые, карие, пегие, рыжие, а белые (правильнее называть их серыми) в том колхозе, где я работал, почему-то встречались редко, и, как нарочно, они были так заняты, что о «позировании» не могло быть и речи. Я переехал в соседний колхоз и в первый же день увидел против своей избы на пригорке пасущуюся светло-серую лошадь. Она паслась там весь день, назавтра снова была на своем месте — и так почти каждый день. Оказалось, что это собственная лошадь одного колхозника и почти единственное ее занятие- это пастись на пригорке… Радости моей не было границ.




Темы: Жизнь художника Чуйкова Семена Афанасьевича | Ваш отзыв »

Отзывы