Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Раскаяние героя


Автор: Leonadro Vo. | 07 Янв 2015

За эти несколько секунд «живого умирания» Нерсесян доводил раскаяние героя до апогея. Лучше всех Элизбарова знал Сагател. Именно он и увидел, что его хозяин не переживет этого удара. Вот почему именно Сагател тут же пытается взять ключ от несгораемого шкафа. Элизбаров стал живым трупом. Как и в самом начале спектакля, сверху, из комнаты Розалии, доносятся вариации бездушной музыки, словно ничего существенного и не произошло.

Поэт Павел Антокольский об игре Рачия Нерсесяна в роли Элизбарова писал: «По выразительности сценической лепки образ, созданный артистом тип под стать тому, чем мы привыкли восхищаться б романах Бальзака». В 1956 году артист обогатил образ Элизбарова новыми штрихами — в фильме «Из-за чести». Режиссер А. Ай-Артян хорошо понимал, что при экранизации психологической драмы Ширванзаде не следует идти «обычными кинематографическими» путями, которые могут разрушить цельность и непрерывность творческого процесса актеров, еще в спектакле нашедших ключ к раскрытию образов пьесы.
Представляя исполнителям возможность углубиться в психологию персонажей, режиссер избегает дробления эпизодов. Так, сцена кражи документов в фильме строится из двух-трех длинных монтажных кусков, в которых Нерсесян и Аветисян получают полную возможность детально раскрыть душевное состояние своих героев. Одновременно режиссер не лишает себя и сугубо кинематографических средств, чтобы языком экрана пересказать события пьесы. На сцене Элизбаров очень боялся войти в комнату дочери. Это же чувство, но еще более сильно обуревает его экранного двойника.
В полной тишине, крадучись, идут двое — хозяин и слуга. Вот уже близка дверь, а ноги Элизбарова не двигаются. Он останавливается, прислушивается. Ему послышалось тиканье стенных часов.




Темы: Творческий путь Рачия Нерсесяна | Ваш отзыв »

Отзывы