Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Предзакатная тишина


Автор: Leonadro Vo. | 19 Янв 2015

Тысячи глаз из темного зала жадно ловят излучаемое Грегором доброе человеческое чувство, постепенно гаснущее на наших главах. Обычно так медленно, величаво и красиво склоняется солнце к закату. Перед заходом солнца наступает какая-то особенная тишина. Эта предзакатная тишина воцарялась в театре, когда шла сцена смерти Грегора — Нерсесяна. Умирал не просто старый человек, а угасало само солнце, умирала песня, та самая песня «Мое сердце в горах», которая запомнилась навсегда.

Мартирос Сарьян признавался: «Когда я смотрел Рачия Нерсесяна в его последней роли Мак-Грегора, я почувствовал, как слезы потекли по моему лицу. Я далек от мысли считать слезы критерием искусства, но в данном случае это были слезы человека, глубоко сочувствующего Нерсесяну — Мак-Грегору, гений которого, в силу неблагоприятных условий, так и не раскрылся полностью». Нести людям добро, освободить человека от тяжелого груза жизненных невзгод, возвысить его душу — вот главный мотив нерсесяновского исполнения.
Артист страстно доказывал, что Человек — поэт, он должен быть поэтом, ибо только поэтическое, творческое начало может спасти человека от духовной гибели. Уильям Сароян в «Декларации, писателя» говорит, что писать он начал, желая победить смерть. «Человеческой легендой» назвал Сароян стремление к бессмертию. Мак-Грегор был живым воплощением этой «человеческой легенды». Поэтическая душа Грегора была особенно близка Нерсесяну, мечтами и надеждами артиста Грегора жил и артист Нерсесян. Облик сарояновского героя неразрывно слился с обликом самого Нерсесяна.
Сурен Кочарян писал, что игра Нерсесяна в роли Мак-Грегора потрясла его: «Такую глубину переживания может выразить только великий актер». Мак-Грегор — не только лебединая песнь Нерсесяна, а и последняя творческая исповедь его.




Темы: Творческий путь Рачия Нерсесяна | Ваш отзыв »

Отзывы