Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Нерсесяновский Жадов


Автор: Leonadro Vo. | 13 Дек 2014

Театр помнит многих активных Жадовых, бросавшихся в отчаянные схватки, помнит романтических юношей, боровшихся за свои чистые идеалы. Нерсесян иначе взглянул на образ и, как всегда, мощно высветил совершенно неожиданные грани этого характера. Презрение и сатирический смех могли быть отнесены к любому персонажу, но только не к Жадову, трагически одинокому в мире окружавшей его подлости.

Режиссерскую концепцию роли Жадова Р. Симонов в упомянутом интервью определял так: «Главный герой трактуется как одинокий интеллигент-борец, который не имеет поддержки со стороны определенного класса и потому никак не может найти выхода из запутанного положения».
Кем же был нерсесяновский Жадов? — Одиноким интеллигентом, и в своем одиночестве трагически беспомощным. Такое нетрадиционное осмысление образа помогло артисту намного расширить его идейные границы и вызвать сочувствие зрительного зала к своему герою. Критик С. Меликсетян писал: «Рачия Нерсесян сумел самой беспомощностью созданного им Жадова активизировать ненависть зрителя против Белогубова, Юсова, Вышневского»
В обстановке бесчеловечной жестокости и подлости, которую Добролюбов назвал «темным царством», нерсесяновский Жадов был подобен драгоценному камню, брошенному в мусорную кучу. Окружающая Жадова атмосфера была великолепно воссоздана в спектакле такими исполнителями, как Ольга Гулазян (Кукушкина), Микаел Манвелян (Юсов), Вагарш Вагаршян (Белогубов), Арус Восканян (Вышневская), Сурен Кочарян (Вышневский), Рузанна Вартанян (Полина), спаянными в крепкий ансамбль, в котором каждая фигура скульптурно выделялась во всем блеске истинно вахтанговского гротеска.
В этот мир уродливых людей Жадов — Нерсесян вступал вначале безбоязненно. Он не был ни откровенным борцом, ни романтиком.




Темы: Творческий путь Рачия Нерсесяна | Ваш отзыв »

Отзывы