Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Картины, полные драматизма


Автор: Leonadro Vo. | 06 Фев 2015

Многое из того, что я увидел в Индии, оказалось мне знакомо и понятно, то есть не было для меня экзотикой. И все это я с удовольствием писал (особенно простых, бедных людей — кули, строительных рабочих, крестьян, мастеровых, детей). Но многое, в том числе пальмы, слоны, обезьяны, так и осталось экзотикой, и я их не мог писать.

В незнакомой стране художник склонен видеть не человека с его душой и судьбой, а яркий и необычный костюм на нем, не голову, а тюрбан на голове. И только когда эта страна, эта среда, эти люди знакомы, близки, понятны, тогда ни яркий тюрбан, ни красивое сари не смогут заслонить от художника человека.
Конечно, все сказанное относится не только к так называемым экзотическим, то есть иноземным, чужим, темам, но и ко всему малоизвестному, малознакомому, не претворившемуся в плоть и кровь художника, будь то незнакомый край, природа, люди или событие.
Как словами рассказать о живописи? Как объяснить, в чем ее обаяние и в чем ее специфическая сущность? Возможно ли четко и ясно сформулировать ответ на этот вопрос? Вряд ли.
Конечно, не в том, что она изображает предмет похожим или «как живой». Это делает и фото и кино. Так в чем же? Мы говорим «пластический образ», «живописно-пластический образ» — вот в чем суть и сила живописи. Но как, в свою очередь, объяснить, что такое этот «живописно-пластический образ»? Так как я не теоретик, то не буду пытаться разрешить эту задачу. Мне ясно только, что живопись — это особая стихия и живописный язык — особый язык, так же как и музыкальный язык — особый язык. В музыке очень мало того, что можно рассказать словами, и, видимо, все то, что не поддается словесному выражению, это и есть собственно музыка. Так же, мне кажется, обстоит дело и с живописью. В ней самой заключена своеобразная красота и поэзия, как и в музыке.




Темы: Жизнь художника Чуйкова Семена Афанасьевича | Ваш отзыв »

Отзывы