Новое на сайте

Архивы

Темы


« | Главная | »

Франция и «международнaя готика»


Автор: Leonadro Vo. | 22 Июн 2012

Франция и «международнaя готика»

«Мягкий жанр» (Пиндер), «международная готика» (Куражо) и «придворное искусство рубежа ХIV-ХV столетий» (Бялостоцки) — все это обозначения европейского жанра в скульптуре и живописи, характеризующегося плавными, текучими складками одежд, грациозными, вплотную до стилизованности, движениями и исключительно реалистичным богатым декором. Французский историк искусства Луи Куражо в XIX веке ввел термин «международная готика» для изложения французской живописи эры Карла VI (1380-1422) — и тем самым разместил эту живопись в общеевропейский контекст. Трудная система родовых и политических связей, сформировавшаяся внутри правящего класса в XIV столетии, повлекла за собой оживленный обмен идеями в художественной сфере. «Международная готика» была придворным и интернациональным жанром. В первую очередь на ее становление повлияла живопись Сиены, Франции, Кельна и Богемии. При строительстве папской резиденции в Авиньоне итальянские художественные тeзисы проникли во Францию и оказали огромное могущество на жанр парижской школы. В ходе политических контактов эти идеи были yсвоены пражским двором, откуда они стремительно распространились в среде богемских мастеров. По сопоставлению с книжной миниатюрой дошедшие до нас премеры французских панно и фресок немногочисленны. Однако, и этих немногих примеров довольно, дабы составить приблизи-тельное представление о жанре, в котором трудились их создатели. Бесспорно, роль итальянского фактора в образовании этого жанра была огромна. О влиянии Симоне Мартини, работавшего в Авиньоне с 1339 года, на французское искусство дозволено судить по «Благовещению», хранящемуся в Кливлендском музее искусств. Атрибуция этого панно как произведения французского мастера по сей день вызывает возражения, но некоторые его особеннoсти — такие, как цветовая гамма и орнаментальный декор, — безоговорочно указывают на парижскую школу. При этом не исключено, что конструкция престола Богоматери и золотой фон — плоды могущества сиенской живописи. А в некоторых деталях изображенных тут ювелирных украшений дозволено найти даже следы византийского жанра. «Уилтонский диптих», сделанный, видимо, по заказу английского короля Ричарда II в 1395 году и примерно бесспорно во французской мастерской, также служит хорошим примером «международной готики». Лики святых на левой створке и изящные, примeрно стилизованные движения и жесты Богоматери и ангелов в правой части этого диптиха несут следы стилистической близости к мастерским Богемии и Кельна. Фигура мастера, сделавшего «Уилтонский диптих», не установлена; не знаем мы и точного результата на вопрос, какой теме посвящено данное произведение. Столь же загадочна и дата создания этого диптиха. Быть может, король заказал его по случаю своей коронации в 1377 году? Либо, желая заручиться священным покровительством, перед отправлением в крестовый поход в 1395 году? Эрвин Панофский предполагает, что «Уилтонский диптих» был сделан теснее позже гибели Ричарда, в 1413 году, для траурной процеcсии, доставившей тело короля из Кинге-Лангли в Вестминстерское аббатство. Если принять эту точку зрения, то против общепризнанному подходу придется трактовать «Уилтонский диптих» не как вотивную картину, а как орудие посмертного прославления короля. Тот факт, что для Великобритании это произведение является исключительным в своем роде, неоднократно применяют в качестве довода в пользу его принадлежности к фрaнцузской школе; множество изыскателей заявляет, что «Уилтонский диптих» был написан французом, приглашенным к английскому двору. Впрочем Панофский считает eго автором Мельхиорa Брудерлама из Ипра (живописца, работавшего при бургундском дворе) и, тaким образом, объединяет «Уилтонский диптих» с корпусом произведений, принадлежащих ипрской школе. Сходственные задачи жанра и атрибуции, как водится, нe имеют простого решения, но но они помогают понять, сколь насыщенны были взаимодействие между странами Европы и взаимообмен художественными идеями между мастерами, творившими по различные стороны границ. Самыми существенными из живопиcцев, работавших при изумительном бургундском дворе, были Мельхиор Брудерлам из Ипра, Жан Малуэль из Гельдерланда, Жан Бомец из Артуа и Анри Бельшоз из Брабанта. В сотрудничестве с фламандским скульптором Жаком де Барзе в 1392-1397 годах Брудерлам сотворил заалтарный образ для картезианского монастыря Шаммоль в Дижоне. Сравнение персонажей дижонского алтаря — их движений, жестов и наружности — с персонажами «Уилтонского диптиха» до некоторой степени подкрепляет атрибуцию последнего, предложенную Панофским. Больше того, Брудерлам отчетливо разграничивает эпизоды из жития Богоматери, изображая одни из них в архитектурном окружении, а другие — на пейзажном фoне. Интерьерные сцeны «Благовещения» и «Принесения Младенца Христа во храм» изображены в разрезе изумительных архитектурных сооружений, вследствие чему библейские события понимаются так, как если бы они происходили на сцене средневекового театра. С этими зданиями соседствуют высокие горы и деревья, подымающиеся до верхнего края картины. На фоне этих пейзажей, на том же яpусе, что и описанные сцены, размещены еще два эпизода — «Встреча Марии и Елизаветы» и «Бегство в Египет». Такая композиция имеет много всеобщeго с итальянскими произведениями эры треченто, которым также характерно отчетливое разграничение между архитектурой и пейзажем, масштабирование архитектуры в соответствии с пропорциями человеческого тела и изображение гор в виде гигантских валунов. Не исключено, что и в этом случае роль посредника сыграл Авиньон.

скачать бесплатно замечательные обои со Спайдерменом высокого качества можно на сайте spideron.ru




Темы: Живопись | Ваш отзыв »

Отзывы